1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Андрей Громыко

Андрей Громыко

Недавно иностранные журналисты сравнили нынешнего министра иностранных дел России Сергея Лаврова с Андреем Громыко. На что Сергей Викторович поблагодарил и ответил, что это лестное сравнение, потому что его коллега был «великим дипломатом советской эпохи». Девизом всей его деятельности на этом поприще было:

«Лучше 10 лет переговоров, чем один день войны».

А ещё иностранные коллеги называли Андрея Громыко «Мистером «Нет»» за неуступчивость и нежелание сдавать свои позиции на переговорах. На это министр парировал, что «ноу» от иностранных коллег ему приходилось слышать чаще, чем им его «нет».

Андрей Громыко — биография

Андрей Громыко – государственный деятель СССР, дипломат. Прошел путь от обычного белорусского мальчишки до министра иностранных дел Советского Союза.

Пост министра иностранных дел Андрей Громыко занимал дольше, чем кто-либо в нашей стране – почти 30 лет. Все эти годы он принимал непосредственное участие в ключевых событиях, происходивших в мире. Проводя встречи с американскими президентами Рузвельтом и Рейганом спорил и ни на миллиметр не отходил от своей четкой позиции. Ходил на охоту с Брежневым, а от поступков Хрущева нередко пребывал в шоке.

Аккуратный автограф Андрея Андреевича стоит на многих судьбоносных документах тех лет. Этот человек, без преувеличения, сотворил историю. Заинтересовавшись биографией советского министра, многие задают вопрос – как простому сельскому пареньку удалось достичь таких политических высот?

Детство и юность

5 июля 1909 года в семье супружеской пары из белорусского поселения Старые Громыки родился сын Андрей. По традиции деревни, большинство жителей носило фамилию Громыко, а между собой люди давали друг другу родовые прозвища. Семью будущего политика величали Бурмаковыми.

Родители были потомками бедной, но родовитой шляхты, о чем сам министр предпочитал умалчивать. В его официальной партийной биографии в графе национальность стоит «русский». Также Андрей Андреевич настаивал на своем крестьянском происхождении, хотя его отец Андрей Матвеевич трудился на производстве.

Андрей Громыко в детстве с сестрой

По данным некоторых исследователей, Громыко-старший во времена реформ Столыпина уезжал на работу в Канаду, где даже успел выучить английский язык. Через некоторое время травмировал руку, из-за чего пришлось вернуться на родину.

Громыко-младший рано познал тяжелый труд. С 13-летнего возраста он работал в бригаде отца, занимавшейся сплавом леса. Андрей слушал рассказы родителя о заокеанской жизни и страшных годах Первой мировой, в которой ему довелось участвовать. У мальчика было три брата, и всех их унесла Великая Отечественная: двое погибли на поле боя, а третий умер уже дома, от полученных ранений. Став большим политиком, Громыко всегда чувствовал за спиной незримое присутствие своих братьев, когда надо было проявлять твердость в международных вопросах.

Начальное образование юноша получил в родных Громыках, после чего отправился учиться в Гомель. Окончив ПТУ, Андрей поступил в областной сельскохозяйственный техникум, где впервые проявил себя лидером студентов-комсомольцев. Активная позиция молодого человека была оценена вышестоящими партийцами, и вскоре он был назначен на должность комсорга. В 22 года Громыко стал секретарем партийной ячейки.

Андрей Громыко в юности

В начале 1930-х активист поступил в Минский институт экономики, где два курса проучился на очном отделении, а потом перевелся на заочное. Перспективного руководителя назначили директором одной из деревенских школ под Минском.

Андрей попал в группу молодых лидеров, которых белорусский ЦК Компартии направил на учебу в Академию наук республики. Здесь в аспирантуре взращивались экономисты широкого профиля. В 1934-м в числе особо талантливых студентов Громыко был переведен в столицу СССР.

В Москве комсомолец защитил кандидатскую, темой которой стало сельское хозяйство Соединенных Штатов. Далее поступил на научную работу во Всесоюзную академию сельского хозяйства, где в совершенстве овладел английским языком.

С 1938-го трудился на должности ученого секретаря в Институте экономики при Академии наук Советского Союза. Кандидатуру Громыко рассматривали на руководящую должность в филиал академии на Дальнем Востоке.

Политическая карьера

Люди из окружения Громыко вспоминали о его невероятной тяге к самообразованию. Стремясь познать экономику как можно глубже, он изучал работы ученых советского времени и даже царской эпохи. Труды экономиста-реформатора Сергея Витте произвели на Андрея Андреевича особо яркое впечатление.

Андрей Громыко на гос. службе в молодости

Политик с удовольствием участвовал в популярных тогда состязаниях по стрельбе и был награжден значком «Ворошиловский стрелок». Жалел, что не увлекся военной темой раньше: когда задумал поступать в летное училище оказалось, что уже не проходит по возрасту.

Через много лет Громыко напишет мемуары, в которых нет ни единого упоминания об ужасах репрессий конца 30-х годов прошлого века. А ведь именно благодаря чисткам в рядах дипломатических сотрудников он попал на работу в Наркомат иностранных дел.

В 1939-м Андрей Андреевич предстал перед комиссией ЦК, возглавляемой Маленковым и Молотовым. Задачей этих государственных деятелей был отбор перспективных и надежных сотрудников на дипломатическую службу. Основными требованиями к кандидату были рабоче-крестьянское происхождение, «чистая» репутация и знание иностранного языка. Громыко отлично подходил по всем этим параметрам. Выходец из белорусского селения знал в совершенстве английский, при этом обладал определенно подкупающей простоватостью.

Дипломат Андрей Громыко за работой

Далее карьера начинающего дипломата начала расти стремительными темпами. После комиссии ЦК он возглавил отдел НКИД, курирующий работу по странам американского континента. Через несколько месяцев его пригласили в кабинет Иосифа Сталина, где объявили о назначении на пост советника советского посольства в Америке. Обучать молодого специалиста тонкостям дипломатической профессии было поручено начальнику Генерального штаба Вооруженных сил генерал-лейтенанту Александру Васильеву.

На этой должности Громыко проработал почти пять лет – с 1939-го по 1943 годы. А в 43-м он заменил ушедшего в отставку советского посла в Штатах Максима Литвинова.

В те годы высшее руководство страны было обеспокоено предстоящими конференциями в Ялте, Тегеране и Потсдаме. На состоявшейся в 1945-м Ялтинской конференции Андрей Андреевич присутствовал лично.

В 1946-м партиец был назначен постоянным представителем страны в Организации Объединенных Наций. Дипломат стал первым советским деятелем, назначенным на эту должность, и занимал ее два года. В этот же период Громыко стал заместителем министра иностранных дел Советского Союза. Уже тогда заграничная пресса заговорила об исключительной компетентности Андрея Андреевича.

Но здесь политик допустил серьезный промах, стоивший ему должности. Не согласовав с властями, по настоянию Минфина и Госплана подписал межгосударственное соглашение между СССР и КНР о курсе рубля и китайской валюты.

Министр иностранных дел Андрей Громыко

Политико-экономические отношения с Китаем Сталин курировал лично, поэтому такой поступок привел к снятию Громыко с поста перового заместителя министра. Международника отправили в Англию, где он вплоть до смерти генералиссимуса занимал должность посла. После похорон Иосифа Виссарионовича Андрей Андреевич был возвращен в страну и восстановлен в должности. Уже в 1957-м дипломата назначили на пост министра иностранных дел СССР.

На эту должность посла рекомендовал секретарь ЦК КПСС Дмитрий Шепилов, который дал на него интересную характеристику Никите Хрущеву. Он сравнил Громыко с бульдогом, который сжимает челюсти и не отпускает противника, пока не добьется поставленной цели.

Министром иностранных дел Советского Союза Андрей Андреевич пробыл рекордно долгий срок – почти три десятка лет. За это время были и провалы, за которые его подвергали критике, но были и несомненные успехи. Он внес огромный вклад в урегулирование Карибского кризиса, помог установить контроль над гонкой ядерного вооружения, участвовал в непростых переговорах с президентом США Джоном Кеннеди.

Андрей Громыко на переговорах с Джоном Кеннеди

В 1970-м при непосредственном участии министра был подписан исторический договор между СССР и ФРГ, темой которого стала незыблемость границ в Европе, пострадавшей от Второй мировой войны.

Политик несколько раз в год вылетал за границу для проведения сложнейших встреч с представителями Организации Объединенных Наций и Соединенных Штатов. Громыко был ответственным за визит в СССР президента Соединенных Штатов Ричарда Никсона. Это было первое в истории посещение главного политика Америки в Советский Союз.

Андрей Громыко с президентом США Никсоном

В Италию, главную союзницу фашистского режима, первым полетел тоже Громыко. Ему предстояло налаживать отношения с этой недружелюбной тогда страной.

Интересно, что Андрей Андреевич стал первым высоким политиком СССР, участвовавшим во встрече с Папой Римским. Впервые они побеседовали в 1965-м, на заседании ООН в Нью-Йорке. После Громыко еще четыре раза встретился с Павлом VI, но уже в его резиденции в Ватикане.

Андрей Громыко с Папой Римским Павлом VI

Все, кто знал Андрея Андреевича, поражались его дипломатическому таланту. Соотечественники гордились его непреклонностью и твердостью в ведении переговоров, оппонентов же такая манера часто раздражала. Перед каждой предстоящей встречей Громыко тщательно изучал мельчайшие подробности вопроса, чтобы быть перед противником во всеоружии.

Как правило, советский дипломат доминировал в переговорах. Нередко он использовал тактику многочасовых бесед, когда менее опытные оппоненты не выдерживали и сдавали позиции. Когда Громыко чувствовал, что «клиент созрел», он выкладывал перед противником главные припасенные козыри.

Когда скончался Леонид Брежнев, пост генерального секретаря ЦК партии занял Юрий Андропов. Первым его важным кадровым решением было назначение Андрея Громыко на должность заместителя Председателя Совета Министров Советского Союза.

Андрей Громыко с Брежневым

После кончины Константина Черненко члены политбюро были готовы возвести на должность Генсека ЦК КПСС Андрея Андреевича. Но Громыко отказался, предложив вместо себя кандидатуру Михаила Горбачева, тогда еще молодого, активного политика. В некоторых источниках говорится, что позже дипломат пожалел о своей положительной характеристике.

При Горбачеве министром иностранных дел СССР стал Эдуард Шеварнадзе. Громыко стал председателем Президиума Верховного Совета, но пробыл на этой должности не долго. Осенью 1988-го из-за проблем со здоровьем политик был вынужден покинуть этот пост.

Личная жизнь

Андрей Андреевич единожды связал себя узами брака, и со своей супругой прожил несколько десятков лет. Его избранницей стала Лидия Гриневич, студентка экономического института, где обучался сам дипломат. В 1931 году влюбленные сыграли скромную комсомольскую свадьбу. Через год у них родился сын Анатолий, ставший впоследствии членом-корреспондентом РАН. Через шесть лет появилась дочь Эмилия, которая во взрослой жизни защитила кандидатскую диссертацию по истории. Чета Громыко успела понянчить внуков – Игоря и Алексея.

Андрей Громыко с женой и детьми

По свидетельствам близких, личная жизнь «патриарха советской дипломатии» сложилась удачно. Их пара была образцом ячейки общества, где основой благополучия было полное взаимопонимание и любовь. Супруга всюду следовала за мужем-политиком, которого то и дело отправляли в ближние и дальние командировки.

Лидия Дмитриевна не отсиживалась в тени своего влиятельного супруга. Она научилась говорить по-английски и стала организовывать встречи для жен иностранных дипломатов.

Андрей Громыко с семьей

В свободное время политик выезжал на охоту. В его частной коллекции были ружья, привезенные из десятков стран мира.

Смерть

2 июля 1989 года Андрей Андреевич Громыко скоропостижно скончался. Причиной смерти стал разрыв брюшной аорты. Экстренное операционное вмешательство прошло успешно, но сердце не смогло перенести нагрузку.

Читать еще:  Календарь по новому стилю. Григорианский календарь: что мы о нем знаем

Похороны Андрея Громыко

Советского дипломата хотели традиционно захоронить возле Кремлевской стены. Однако его завещание гласило, что он хотел бы упокоиться на Новодевичьем кладбище.

могила Андрея Громыко

После кончины Громыко вопрос о погребении высоких чиновников у стен Кремля больше никогда не поднимался.

Ссылки

  • Страница в Википедии

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Этапы большого пути

После окончания 7-летней школы и сельскохозяйственного техникума Андрей Громыко в 1931 году поступил в Белорусский институт народного хозяйства, в том же году он вступил в партию.

После окончания второго курса юноша перевёлся на «заочку» и работал директором школы в деревне Каменка Дзержинского района.

В 1934 году 25-летнего Громыко перевели в Москву, где он несколько лет углублённо изучал английский язык, занимался самообразованием, спортом и даже попытался стать военным лётчиком.

С 1939 года началась его стремительная карьера на дипломатическом поприще: посол СССР в США, постоянный представитель СССР при ООН, заместитель министра иностранных дел СССР, посол СССР в Великобритании и, наконец, целых 28 лет (с 1957 по 1985 год) – министр иностранных дел Советского Союза.

Вклад Андрея Андреевича в обустройство послевоенного мира трудно переоценить. Именно при его участии создавалась ООН, именно он сыграл важнейшую роль в преодолении Карибского кризиса 1962 года, благодаря ему с США были подписаны важнейшие договоры о нераспространении ядерного оружия и предотвращении ядерной войны, его участие в переговорах с мировыми лидерами позволило человечеству несколько десятилетий прожить без глобальных войн.

А ещё Громыко – это именно тот человек, благодаря стараниям которого в конце 1960-х – начале 1970-х годов советским евреям разрешили эмигрировать из страны. Хотя против подобного выступали многие в руководстве СССР.

Кроме того, Громыко впервые в истории советской дипломатии несколько раз лично встречался с папой римским, что повлияло на некоторое смягчение антирелигиозной доктрины СССР.

Андрей Громыко — биография

Андрей Громыко – государственный деятель СССР, дипломат. Прошел путь от обычного белорусского мальчишки до министра иностранных дел Советского Союза.

Пост министра иностранных дел Андрей Громыко занимал дольше, чем кто-либо в нашей стране – почти 30 лет. Все эти годы он принимал непосредственное участие в ключевых событиях, происходивших в мире. Проводя встречи с американскими президентами Рузвельтом и Рейганом спорил и ни на миллиметр не отходил от своей четкой позиции. Ходил на охоту с Брежневым, а от поступков Хрущева нередко пребывал в шоке.

Аккуратный автограф Андрея Андреевича стоит на многих судьбоносных документах тех лет. Этот человек, без преувеличения, сотворил историю. Заинтересовавшись биографией советского министра, многие задают вопрос – как простому сельскому пареньку удалось достичь таких политических высот?

Детство и юность

5 июля 1909 года в семье супружеской пары из белорусского поселения Старые Громыки родился сын Андрей. По традиции деревни, большинство жителей носило фамилию Громыко, а между собой люди давали друг другу родовые прозвища. Семью будущего политика величали Бурмаковыми.

Родители были потомками бедной, но родовитой шляхты, о чем сам министр предпочитал умалчивать. В его официальной партийной биографии в графе национальность стоит «русский». Также Андрей Андреевич настаивал на своем крестьянском происхождении, хотя его отец Андрей Матвеевич трудился на производстве.

Андрей Громыко в детстве с сестрой

По данным некоторых исследователей, Громыко-старший во времена реформ Столыпина уезжал на работу в Канаду, где даже успел выучить английский язык. Через некоторое время травмировал руку, из-за чего пришлось вернуться на родину.

Громыко-младший рано познал тяжелый труд. С 13-летнего возраста он работал в бригаде отца, занимавшейся сплавом леса. Андрей слушал рассказы родителя о заокеанской жизни и страшных годах Первой мировой, в которой ему довелось участвовать. У мальчика было три брата, и всех их унесла Великая Отечественная: двое погибли на поле боя, а третий умер уже дома, от полученных ранений. Став большим политиком, Громыко всегда чувствовал за спиной незримое присутствие своих братьев, когда надо было проявлять твердость в международных вопросах.

Начальное образование юноша получил в родных Громыках, после чего отправился учиться в Гомель. Окончив ПТУ, Андрей поступил в областной сельскохозяйственный техникум, где впервые проявил себя лидером студентов-комсомольцев. Активная позиция молодого человека была оценена вышестоящими партийцами, и вскоре он был назначен на должность комсорга. В 22 года Громыко стал секретарем партийной ячейки.

Андрей Громыко в юности

В начале 1930-х активист поступил в Минский институт экономики, где два курса проучился на очном отделении, а потом перевелся на заочное. Перспективного руководителя назначили директором одной из деревенских школ под Минском.

Андрей попал в группу молодых лидеров, которых белорусский ЦК Компартии направил на учебу в Академию наук республики. Здесь в аспирантуре взращивались экономисты широкого профиля. В 1934-м в числе особо талантливых студентов Громыко был переведен в столицу СССР.

В Москве комсомолец защитил кандидатскую, темой которой стало сельское хозяйство Соединенных Штатов. Далее поступил на научную работу во Всесоюзную академию сельского хозяйства, где в совершенстве овладел английским языком.

С 1938-го трудился на должности ученого секретаря в Институте экономики при Академии наук Советского Союза. Кандидатуру Громыко рассматривали на руководящую должность в филиал академии на Дальнем Востоке.

Политическая карьера

Люди из окружения Громыко вспоминали о его невероятной тяге к самообразованию. Стремясь познать экономику как можно глубже, он изучал работы ученых советского времени и даже царской эпохи. Труды экономиста-реформатора Сергея Витте произвели на Андрея Андреевича особо яркое впечатление.

Андрей Громыко на гос. службе в молодости

Политик с удовольствием участвовал в популярных тогда состязаниях по стрельбе и был награжден значком «Ворошиловский стрелок». Жалел, что не увлекся военной темой раньше: когда задумал поступать в летное училище оказалось, что уже не проходит по возрасту.

Через много лет Громыко напишет мемуары, в которых нет ни единого упоминания об ужасах репрессий конца 30-х годов прошлого века. А ведь именно благодаря чисткам в рядах дипломатических сотрудников он попал на работу в Наркомат иностранных дел.

В 1939-м Андрей Андреевич предстал перед комиссией ЦК, возглавляемой Маленковым и Молотовым. Задачей этих государственных деятелей был отбор перспективных и надежных сотрудников на дипломатическую службу. Основными требованиями к кандидату были рабоче-крестьянское происхождение, «чистая» репутация и знание иностранного языка. Громыко отлично подходил по всем этим параметрам. Выходец из белорусского селения знал в совершенстве английский, при этом обладал определенно подкупающей простоватостью.

Дипломат Андрей Громыко за работой

Далее карьера начинающего дипломата начала расти стремительными темпами. После комиссии ЦК он возглавил отдел НКИД, курирующий работу по странам американского континента. Через несколько месяцев его пригласили в кабинет Иосифа Сталина, где объявили о назначении на пост советника советского посольства в Америке. Обучать молодого специалиста тонкостям дипломатической профессии было поручено начальнику Генерального штаба Вооруженных сил генерал-лейтенанту Александру Васильеву.

На этой должности Громыко проработал почти пять лет – с 1939-го по 1943 годы. А в 43-м он заменил ушедшего в отставку советского посла в Штатах Максима Литвинова.

В те годы высшее руководство страны было обеспокоено предстоящими конференциями в Ялте, Тегеране и Потсдаме. На состоявшейся в 1945-м Ялтинской конференции Андрей Андреевич присутствовал лично.

В 1946-м партиец был назначен постоянным представителем страны в Организации Объединенных Наций. Дипломат стал первым советским деятелем, назначенным на эту должность, и занимал ее два года. В этот же период Громыко стал заместителем министра иностранных дел Советского Союза. Уже тогда заграничная пресса заговорила об исключительной компетентности Андрея Андреевича.

Но здесь политик допустил серьезный промах, стоивший ему должности. Не согласовав с властями, по настоянию Минфина и Госплана подписал межгосударственное соглашение между СССР и КНР о курсе рубля и китайской валюты.

Министр иностранных дел Андрей Громыко

Политико-экономические отношения с Китаем Сталин курировал лично, поэтому такой поступок привел к снятию Громыко с поста перового заместителя министра. Международника отправили в Англию, где он вплоть до смерти генералиссимуса занимал должность посла. После похорон Иосифа Виссарионовича Андрей Андреевич был возвращен в страну и восстановлен в должности. Уже в 1957-м дипломата назначили на пост министра иностранных дел СССР.

На эту должность посла рекомендовал секретарь ЦК КПСС Дмитрий Шепилов, который дал на него интересную характеристику Никите Хрущеву. Он сравнил Громыко с бульдогом, который сжимает челюсти и не отпускает противника, пока не добьется поставленной цели.

Министром иностранных дел Советского Союза Андрей Андреевич пробыл рекордно долгий срок – почти три десятка лет. За это время были и провалы, за которые его подвергали критике, но были и несомненные успехи. Он внес огромный вклад в урегулирование Карибского кризиса, помог установить контроль над гонкой ядерного вооружения, участвовал в непростых переговорах с президентом США Джоном Кеннеди.

Андрей Громыко на переговорах с Джоном Кеннеди

В 1970-м при непосредственном участии министра был подписан исторический договор между СССР и ФРГ, темой которого стала незыблемость границ в Европе, пострадавшей от Второй мировой войны.

Политик несколько раз в год вылетал за границу для проведения сложнейших встреч с представителями Организации Объединенных Наций и Соединенных Штатов. Громыко был ответственным за визит в СССР президента Соединенных Штатов Ричарда Никсона. Это было первое в истории посещение главного политика Америки в Советский Союз.

Андрей Громыко с президентом США Никсоном

В Италию, главную союзницу фашистского режима, первым полетел тоже Громыко. Ему предстояло налаживать отношения с этой недружелюбной тогда страной.

Интересно, что Андрей Андреевич стал первым высоким политиком СССР, участвовавшим во встрече с Папой Римским. Впервые они побеседовали в 1965-м, на заседании ООН в Нью-Йорке. После Громыко еще четыре раза встретился с Павлом VI, но уже в его резиденции в Ватикане.

Андрей Громыко с Папой Римским Павлом VI

Все, кто знал Андрея Андреевича, поражались его дипломатическому таланту. Соотечественники гордились его непреклонностью и твердостью в ведении переговоров, оппонентов же такая манера часто раздражала. Перед каждой предстоящей встречей Громыко тщательно изучал мельчайшие подробности вопроса, чтобы быть перед противником во всеоружии.

Как правило, советский дипломат доминировал в переговорах. Нередко он использовал тактику многочасовых бесед, когда менее опытные оппоненты не выдерживали и сдавали позиции. Когда Громыко чувствовал, что «клиент созрел», он выкладывал перед противником главные припасенные козыри.

Когда скончался Леонид Брежнев, пост генерального секретаря ЦК партии занял Юрий Андропов. Первым его важным кадровым решением было назначение Андрея Громыко на должность заместителя Председателя Совета Министров Советского Союза.

Андрей Громыко с Брежневым

После кончины Константина Черненко члены политбюро были готовы возвести на должность Генсека ЦК КПСС Андрея Андреевича. Но Громыко отказался, предложив вместо себя кандидатуру Михаила Горбачева, тогда еще молодого, активного политика. В некоторых источниках говорится, что позже дипломат пожалел о своей положительной характеристике.

При Горбачеве министром иностранных дел СССР стал Эдуард Шеварнадзе. Громыко стал председателем Президиума Верховного Совета, но пробыл на этой должности не долго. Осенью 1988-го из-за проблем со здоровьем политик был вынужден покинуть этот пост.

Личная жизнь

Андрей Андреевич единожды связал себя узами брака, и со своей супругой прожил несколько десятков лет. Его избранницей стала Лидия Гриневич, студентка экономического института, где обучался сам дипломат. В 1931 году влюбленные сыграли скромную комсомольскую свадьбу. Через год у них родился сын Анатолий, ставший впоследствии членом-корреспондентом РАН. Через шесть лет появилась дочь Эмилия, которая во взрослой жизни защитила кандидатскую диссертацию по истории. Чета Громыко успела понянчить внуков – Игоря и Алексея.

Читать еще:  Ротенберг плут государь срамной уд. Блудные грехи и епитимии за них

Андрей Громыко с женой и детьми

По свидетельствам близких, личная жизнь «патриарха советской дипломатии» сложилась удачно. Их пара была образцом ячейки общества, где основой благополучия было полное взаимопонимание и любовь. Супруга всюду следовала за мужем-политиком, которого то и дело отправляли в ближние и дальние командировки.

Лидия Дмитриевна не отсиживалась в тени своего влиятельного супруга. Она научилась говорить по-английски и стала организовывать встречи для жен иностранных дипломатов.

Андрей Громыко с семьей

В свободное время политик выезжал на охоту. В его частной коллекции были ружья, привезенные из десятков стран мира.

Смерть

2 июля 1989 года Андрей Андреевич Громыко скоропостижно скончался. Причиной смерти стал разрыв брюшной аорты. Экстренное операционное вмешательство прошло успешно, но сердце не смогло перенести нагрузку.

Похороны Андрея Громыко

Советского дипломата хотели традиционно захоронить возле Кремлевской стены. Однако его завещание гласило, что он хотел бы упокоиться на Новодевичьем кладбище.

могила Андрея Громыко

После кончины Громыко вопрос о погребении высоких чиновников у стен Кремля больше никогда не поднимался.

Ссылки

  • Страница в Википедии

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

(ANDREY GROMYKO)

Андрей Андреевич Громыко дольше чем кто-либо в России – 28 лет занимал пост министра иностранных дел СССР – с 1957 до 1985 года.

Говорят, что американцы много лет пытались найти компромат на Андрея Громыко и ничего не нашли. А потому он так и остался в истории человеком без единого пятнышка на строгом, застегнутом на все пуговицы дипломатическом костюме. О нем с большим уважением отзывались известные западные политики.

Журнал «Тайм» писал: «Громыко делает свою работу на уровне умопомрачительной компетентности». Госсекретарь США Генри Киссинджер говорил, что вести переговоры с советским министром иностранных дел, не владея всеми деталями проблемы, было равносильно самоубийству. «Его тактика состояла в том, чтобы аккумулировать незначительные уступки, которые в конце дня превращались в прорыв для Советского Союза».

Сталин, Трумэн, Громыко и другие официальные лица.

О Громыко в превосходных степенях до сих пор пишут в России. Вспоминают, что он активно занимался подготовкой Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференций глав государств-союзников и в двух последних, состоявшихся в 1945 году, сам принял участие. Называют его в числе отцов-основателей ООН. К числу крупных успехов Громыко относят Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, подписанный 5 августа 1963 года, Договор о нераспространении ядерного оружия, подписанный 1 июля 1968 года, договоры по ПРО и ОСВ-1 подписанные с США в 1972-1973 годах, а также соглашение о предотвращении ядерной войны (1973).

И сейчас нередко ставят в пример тактику Громыко на переговорах, включающую в себя скрупулезную подготовку к ним, а потом изматывающую оппонента позицию непосредственно в ходе беседы. Говорят, что он уступал лишь тогда, когда раздосадованный неудачей партнёр уже готов был встать и уйти. Таким способом, глава советской дипломатии мог часами «рулиться», чтобы добиться от оппонентов самых незначительных уступок.

Из-за своей непреклонности Громыко получил от иностранных журналистов прозвище «Мистер Нет».

В целом можно сказать, что Андрей Громыко стал олицетворением эпохи СССР. Вероятно только в СССР уроженец белорусской деревни Старые Громыки, выпускник Минского сельхозинститута, мог волшебным образом попасть в дипломатическую элиту. Словно по взмаху волшебной палочки скромный научный сотрудник, занимавшийся политэкономикой, вдруг в 1939 году оказался советником при посольстве СССР в США. А в 1943 году и вовсе стал послом СССР в США. На этом посту он действительно проявил себя тогда, в условиях Второй мировой войны просто блестяще, а потому в 1946 году занял пост заместителя министра иностранных дел СССР.

Дипломат Громыко был созданием сталинской эпохи. Изящество дипломатов прошлого Чичерина и Литвинова все сильнее вытеснялось истинно «коммунистической» дипломатией, в которой во главу угла ставилось строгое подчинение директивам и жесткость в поведении. Образцом такого подхода был Молотов. Именно он первый получил прозвище «Мистер Нет». Громыко перенял у него категоричность и формализм, нежелание идти на компромиссы в переговорах. И в результате получил такое же прозвище. Вероятно, только дин раз он позволил себе небольшое своеволие, когда в 1950 году завизировал межгосударственное соглашение с КНР о соотношении рубля и юаня, без согласования с Кремлём, что обошлось ему весьма дорого. Сталин снял Громыко с поста первого замминистра и отправить его послом в Лондон. Тем не менее, уважительное отношение к Сталину Громыко пронес через всю жизнь. Андрей Андреевич вообще, отличался верностью к лидерам страны. Выбирая кандидата на пост министра иностранных дел Хрущев отдал предпочтение Громыко за его «бульдожью хватку» и исполнительность. И тот служил ему верой и правдой. А потом столь же ревностно служил Брежневу, который сделал его членом Политбюро ЦК КПСС. Вероятно, из-за этой самой верности даже пошел против своей совести, став наряду с Ю.В. Андроповым и Д.Ф. Устиновым творцом решения об отправке советских войск в Афганистан. И это при том, что своим девизом он провозглашал: «Лучше 10 лет переговоров, чем один день войны».

Андрей Громыко плыл плоть от плоти советской номенклатуры со всеми ее плюсами и минусами. Делая доклад в МИДе о переговорах Хрущева с Кеннеди в Вене в 1961 году, назвал их встречей гиганта с пигмеем. Сравнивать президента с США с пигмеем было по меньшей мере недипломатично, но видимо уж очень хотелось восхвалить Никиту Сергеевича. Все отмечают гигантскую работоспособность Громыко, но далеко не всегда она была направлена на интересы страны. Когда Андрей Андреевич готовился к выступлению на первом при Брежневе XXIII съезде партии, то заставил помощников написать семнадцать вариантов речи, чтобы угодить Леониду Ильичу. Говорят, что Громыко на тайных переговорах с А.Яковлевым и Е.Примаковым согласился выступить и предложить на пост генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева при условии, что ему отдадут пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР.

Вряд ли ныне стоит идеализировать советских вождей. Да при них СССР заслужил уважение, как великая держава. Но они же в конечном итоге эту державу довели до ручки и в экономике и международной политике. Когда западным лидерам надоело выслушивать от того же Громыко цитаты из «Правды» и ответ «нет» на самый малозначительный вопрос, например, о разрешении русским женам выезжать из Союза для воссоединения со своими английскими мужьями, наступила пора санкций, бойкотов Олимпиад, свертывание переговоров по разоружению.

Андрей Андреевич не дожил до развала СССР, за интересы которого он «выгрызал до костей» партнеров по переговорами более 20 раз прибегал к праву вето в Совете Безопасности ООН. Но явно, что на закате жизни успел вкусить горечь разочарований. В качестве Председателя Президиума Верховного Совета СССР ему пришлось поездить по родной стране, где он с удивлением обнаружил плохие дороги и пустые полки магазинов. Говорят, что разочаровался он и в Горбачеве, которого сам же продвинул на вершину власти. И на пенсию он ушел после разговора на повышенных тонах с Михаилом Сергеевичем, в ходе которого тот сорвал визит Громыко в Северную Корею. Уходя на пенсию, он попросил: оставьте ему дачу, машину и одного помощника — писать мемуары. Но и в мемуарах остался верен себе, их сутью стал завет молодым дипломатам: «Молчите или говорите так, чтобы ничего не сказать».

Андрей Громыко скончался в июле 1989 года за три дня до своего 80-летия. Причиной смерти стали осложнения после разрыва аневризмы брюшной аорты. И хотя экстренная операция по протезированию этого жизненно важного кровеносного сосуда была проведена вовремя, но организм и изношенное сердце не перенесли нагрузки.

Как положено в газете «Правда» напечатали большой некролог, где перечислили все регалии, награды и заслуги покойного, назвав его выдающимся деятелем Коммунистической партии СССР. Было объявлено, что Громыко похоронят на Красной площади, у Кремлёвской стены рядом с другими членами Политбюро ЦК КПСС, с которыми он много лет решал судьбу страны. Но не похоронили. Говорят, что Михаил Горбачев приехал к его вдове, чтобы выразить ей соболезнования, а она попросила разрешения, чтобы Андрей Андреевич с соответствии со своей предсмертной волей нашел свое последнее пристанище на Новодевичьем кладбище, где покоилась его мать. Михаил Сергеевич не стал наставать и дал добро на Новодевичье.

Это было последний раз, когда шла речь о похоронах на Красной площади. Последним погребенным в Кремлёвском некрополе так и остался генсек ЦК КПСС Константин Черненко в 1985 году.

Однако и на Новодевичьем кладбище Андрея Громыко хоронили со всеми положенными ему по статусу почестями. Как-никак в качестве Председателя Президиума Верховного Совета СССР он формально считался главой страны, поскольку Генеральный секретарь ЦК КПСС – это глава партии. В последний путь Громыко провожало большое количество известных партийных деятелей. Не было только самого главного из них – Михаила Горбачева. Много людей пришло из МИДа отдать дань памяти многолетнему министру. Хотя душевностью в работе с подчиненными Громыко никогда не отличался, и ушел из Министерства, ни с кем не прощаясь. Но мидовцы пришли, а преемник Громыко на посту министра иностранных дел Эдуард Шеварнадзе – нет.

Как водится, произносили проникновенные речи над могилой и на поминках о выдающемся вкладе покойного в мир на земле и международную политику. Но к тому времени страна уже вела совсем другую международную политику. В Москве память Громыко почтили установлением мемориальной доски на доме, где он жил 1963 по 1989 год — по адресу: Леонтьевский переулок, 15, стр. 1. Зато в Гомеле видному уроженцу Белоруссии возвели памятник и назвали парк в его честь.

На Новодевичьем кладбище на могиле Андрея Громыко скульптор И. М. Рукавишников сделал эффектное и дорогое надгробие из натуральных материалов. Могильная плита составлена из гранитных блоков двух цветов — черного и красного. Внешне отдаленно напоминает изображение кленового листа – непонятно, но красиво. На плите установлены две фигурные стелы: одна — из трех видов гранита, в изготовлении второй, использован еще и мрамор. Вторая более высокая стела украшена высеченной и покрытой золотой краской надписью и металлическими портретами дипломата. На одной части — барельеф и выгравированные звезды, на другой — отпечаток профиля и слова: «Служил отчизне полвека».

Памятник Громыко в Гомеле.

«Мистера Нет» Андрея Громыко в России часто вспоминали с ностальгией в пику министрам иностранных дел Эдуарду Шеварнадзе и Андрею Козыреву, считая, что они слишком часто и во вред стране говорили иностранным дипломатам «Да». Но вероятно, лучшим министром для России будет тот, кто найдет правильным баланс между «Нет» и «Да».

Содержание

Ранняя биография

Андрей Громыко родился 5 июля 1909 года на Гомельщине, на белорусских землях в деревне Старые Громыки, Северо-западного края Российской империи. Всё население носило такую же фамилию, поэтому каждая семья, как это нередко бывает в белорусских деревнях имела родовое прозвище. Семью Андрея Андреевича называли Бурмаковыми. Происходили Бурмаковы из бедного белорусского шляхетского рода, большая часть которого во времена Российской империи была переведена в податные сословия крестьян и мещан. В официальных биографиях указывалось крестьянское происхождение и то, что его отец был крестьянином, работавшим на заводе. Белорус по происхождению [2] , хотя в официальной справке члена ЦК КПСС значился русским [3] . С 13 лет ходил с отцом на заработки. После окончания 7-летней школы учился в профессионально-технической школе в Гомеле, затем — в Староборисовском сельскохозяйственном техникуме, вёска Староборисов Борисовского района Минской области [4] . В 1931 году стал членом правящей и единственной в СССР Всесоюзной коммунистической партии и сразу был избран секретарём партийной ячейки. Можно предполагать, что все последующие годы Громыко оставался активным коммунистом, никогда не сомневающимся в верности марксистской идеологии.

Читать еще:  Возможна ли беременность в 55 лет. Можно ли забеременеть после климакса? Стоит ли рожать

В 1931 году поступил в Экономический институт в Минске, где познакомился со своей будущей женой Лидией Дмитриевной Гриневич, тоже студенткой. В 1932 г. у них родился сын Анатолий.

После окончания двух курсов Громыко назначен директором сельской школы недалеко от Минска. Продолжать обучение в институте ему пришлось заочно.

В это время в судьбе Громыко произошёл первый поворот: по рекомендация Центрального комитета компартии Белоруссии его вместе с несколькими товарищами приняли в аспирантуру при Академии наук БССР, создававшуюся в Минске. После защиты диссертации в 1936 году Громыко направили в Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Российской Академии сельскохозяйственных наук в Москве в качестве старшего научного сотрудника. Затем Андрей Андреевич стал учёным секретарём Института экономики Академии наук СССР.

Во второй половине 30-х годов ХХ века по указанию Иосифа Сталина в Наркомате иностранных дел СССР прошли «чистки». Сотрудники Наркомата внутренних дел по сфабрикованным обвинениям произвели арест более 90 % кадровых дипломатов, большая часть которых впоследствии была расстреляна, а оставшиеся в живых сосланы в лагеря. После смерти И. В. Сталина в 1953 году погибшие были реабилитированы посмертно.

В аппарате Наркомата иностранных дел образовался кадровый вакуум. В этих условиях в штаты Наркомата спешно набирались новые сотрудники, к которым предъявлялись два главных требования: крестьянско-пролетарское происхождение и хоть какое-то знание иностранного языка.

В создавшихся условиях кандидатура Андрея Громыко идеально подходила Отделу кадров Наркомата иностранных дел СССР. Подкупали образованность, молодость, некоторая «простоватость» и приятный мягкий белорусский акцент, от которого Громыко так и не избавился до своей кончины.

С 1939 года — в Наркомате иностранных дел (НКИД) СССР. Громыко являлся протеже наркома иностранных дел Вячеслава Молотова [5] . По версии, изложённой Алфёрову Д. А. Жуковым, когда Сталин читал предложенный Молотовым список научных сотрудников — кандидатов на дипломатическую работу, то, дойдя до его фамилии, сказал: «Громыко. Хорошая фамилия!» [6] .

В 1939 году — заведующий Отделом американских стран НКИД. Осенью 1939 в карьере молодого дипломата начался новый этап. Советскому руководству понадобился свежий взгляд на позицию США в начавшемся европейском конфликте, который позднее перерос во Вторую мировую войну. Громыко вызвали к Сталину. Председатель Совета народных комиссаров заявил о своём намерении назначить Андрея Андреевича советником при посольстве СССР в США. С 1939 до 1943 года Горомыко — советник полномочного представительства (аналог посольства) СССР в США. Дружеских отношений с тогдашним советским послом в США Максимом Литвиновым у Громыко не сложилось. К началу 1943 Литвинов перестал устраивать Сталина и был отозван в Москву. Освободившуюся должность посла СССР в США занял Громыко, которую он и исполнял до 1946 года. Одновременно Громыко был посланником СССР на Кубе.

Учитель и ученик

Громыко не получил какого-либо систематического образования в области дипломатии и сфере международных отношений. Дипломатические этика и этикет ему также не были знакомы. Молодому сотруднику Комиссариата иностранных дел отчаянно не хватало как общей, так и корпоративной культуры. В годы Второй мировой войны и позднее, вплоть до 1953 года учителем, наставником и старшим товарищем стал офицер Генерального штаба сотрудник Главного разведывательного управления военный дипломат Александр Филиппович Васильев. В 20-е годы «красный кавалерист» Саша Васильев служил в конном полку в белорусском городе Борисове, где и женился на местной уроженке Брониславе, в девичестве (?). Как военный дипломат Васильев проходил стажировку в Наркомате иностранных дел. Когда началась Вторая мировая война, Васильев состоял представителем Генерального штаба РККА при Штабе Объединенного командования англо-американских сил на Европейском театре военных действий. Он также курировал вопросы американских военных поставок в СССР в рамках помощи по ленд-лизу. Васильев был одним из главных консультантов Сталина, начальника Генерального штаба РККА и начальника ГРУ по вопросам военно-политического и военно-экономического сотрудничества с Великобританией и Соединенными Штатами Америки. Выходец из русской деревни, Александр Васильев тем не менее благодаря природным способностям, упорному и систематическому труду, непрерывной учёбе и самообразованию добился замечательных успехов. К 40-м годам он стал первоклассным военным дипломатом, блестяще знал несколько европейских языков, приобрел широкие связи в англо-американских военных и дипломатических кругах. Васильев являлся одним из главных консультантов Сталина на межсоюзнических конференциях в годы Второй мировой войны и в послевоенный период до кончины вождя СССР в 1953 году.

Андрей Громыко и Александр Васильев дружили семьями и часто встречались в роскошной квартире последнего в правительственном квартале в центре Москвы. Громыко был прилежным учеником, а с 1953 года — и преемником Васильева в англо-американском направлении советской дипломатии. Васильев щедро делился со своим учеником богатым опытом работы в зарубежной Европе и США. У Васильевых часто собиралось блестящее общество столичных дипломатов, чиновников высшего ранга, известных артистов, актрис театра и кино, художников и других знаменитостей Москвы и СССР. Здесь можно было обрести и (обретались!) полезные связи. Именно в доме Васильева будущий министр иностранных дел получил столь недоставаший ему «дипломатический шарм» и уроки дипломатической этики, усваивал нелегкий курс дипломатического этикета. Помимо прочего, Андрею Громыко приятно было иногда общаться с супругой Васильева «тетей Броней» на родном белорусском языке и вспоминать молодость, которая прошла в Белоруссии.

Когда в результате постсталинских «чисток» государственного аппарата Александра Васильева в звании генерал-лейтенента отправили в отставку, Андрей Громыко немедленно прервал и никогда уже больше не возобновлял каких либо-связей — дружеских, а равно и официальных — со своим теперь уже бывшим учителем.

Учитель никогда не обижался на своего ученика. Оба были продуктом и винтиками в сложной иерархии советской государственной машины и строго исполняли неписанные законы пребывания в высших эшелонах власти. Как «человек Сталина» Васильев в карьерном плане был обречен. Громыко же «уцелел» и в дальнейшем сделал блестящую карьеру, поднявшись к вершинам власти в СССР.

Послевоенный период. Организация Объединенных Наций

В 1945 Громыко участвовал в работе Ялтинской и Потсдамской конференции. Он также принимал активное участие в создании Организации Объединённых Наций (ООН).

С 1946 до 1948 года — постоянный представитель СССР при ООН (при СБ ООН). В этом качестве Андрей Андреевич разрабатывал Устав ООН, а затем от имени советского правительства поставил свою подпись под этим документом.

С 1946 до 1949 года — заместитель Министра иностранных дел СССР. Уже в те времена журнал «Time» отмечал «умопомрачительную компетенцию» Андрея Громыко.

С 1949 по июнь 1952 года — 1-й заместитель Министра иностранных дел СССР. С июня 1952 до апреля 1953 — посол СССР в Великобритании.

После смерти Сталина главой МИД вновь стал Вячеслав Молотов, который отозвал Громыко из Лондона. С марта 1953 года до февраля 1957 года — вновь 1-й заместитель Министра иностранных дел СССР.

Во главе Министерства иностранных дел СССР

В 1957—1985 годах — Министр иностранных дел СССР. 28 лет Громыко руководил советским внешнеполитическим ведомством. Андрей Громыко внёс вклад и в процесс переговоров по контролю над гонкой вооружений как обычных, так и ядерных. В 1946 году от имени СССР Громыко выступил с предложением о всеобщем сокращении и регулировании вооружений и о запрещении военного использования атомной энергии. При нём было подготовлено и подписано немало соглашений и договоров по этим вопросам — Договор 1963 года о запрещении ядерных испытаний в трёх средах, Договор 1968 года о нераспространении ядерного оружия, Договоры по ПРО 1972 года, ОСВ-1, а также Соглашение 1973 года о предотвращении ядерной войны.

Жёсткий стиль дипломатических переговоров Молотова сильно повлиял на соответствующий стиль Громыко. За неуступчивую манеру вести дипломатические переговоры А. А. Громыко получил у западных коллег прозвище «Господин Нет» (ранее такое же прозвище было у Молотова). Сам Громыко заявлял по этому поводу, что «Я их „Ноу“ слышал гораздо чаще, чем они моё „Нет“» [8] .

Андрей Громыко и Карибский кризис 1962 года

Тяжелейшее политическое, дипломатическое и военное противостояние СССР и США осени 1962 года, известное в истории как Карибский кризис в значительной степени связано с весьма негибкой позицией Андрея Громыко в переговорах с американским президентом Джоном Кеннеди. Советская дипломатия, руководимая своим министром оказалась неспособной разрешить кризис мирным путём. Переговоры о разрешении Карибского кризиса в наиболее критической его стадии осуществлялись вне официального дипломатического канала. Неофицильная связь лидеров великих держав Джона Кеннеди и Никиты Хрущева была установлена по так назывемому «каналу Скали — Фомин», в котором были задействованы: с американской стороны — младший брат президента министр юстиции Роберт Кеннеди и его друг, тележурналист компании ABC Джон Скали, а с советской — кадровые разведчики аппарата КГБ Александр Феклисов (оперативный псевдоним в 1962 году — «Фомин»), резидент КГБ в Вашингтоне, и его непосредственный начальник в Москве генерал-лейтенант Александр Сахаровский.

В значительной мере энергичные и умные действия А.Феклисова и А.Сахаровского предотвратили перерастание Кризиса в глобальную атомную войну. Андрей Громыко в напряженные дни противостояния СССР и США фактически оказался в изоляции, а его ведомство бездействовало, потеряв какое-либо доверие американской стороны. Сам Громыко никакой инициативы со своей стороны в период Кризиса не проявил, сохраняя полную лояльность Никите Хрущеву. Это было крупнейшее фиаско профессиональной дипломатии в мировой истории, которое едва не привело к глобальной катастрофе. Вина за него легла на Андрея Громыко как на министра иностранных дел СССР.

Причины, по которым Андрей Громыко так и не представил Джону Кеннеди достоверной информации о размещении на острове Куба советских баллистических и тактических ракет с атомными боевыми головными частями, неясны до настоящего времени.

Последние годы

С марта 1983 года Андрей Громыко одновременно являлся первым заместителем Председателя Совета Министров СССР. После смерти К. У. Черненко на мартовском Пленуме ЦК КПСС 11 марта 1985 г. предложил кандидатуру М. С. Горбачева на должность Генерального секретаря ЦК КПСС. В 1985—1988 — Председатель Президиума Верховного Совета СССР (после избрания М. С. Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС на пост министра иностранных дел СССР был назначен Э. А. Шеварднадзе, а А. А. Громыко была предложена должность Председателя Президиума Верховного Совета СССР). Таким образом, была нарушена установившаяся в 1977—1985 традиция совмещать должности Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Громыко оставался на посту Председателя Президиума Верховного Совета СССР до осени 1988 года, когда по его просьбе был освобождён.

В 1946—1950 и 1958—1989 — депутат Верховного Совета СССР. С октября 1988 — на пенсии.

В 1958—1987 году главный редактор журнала «Международная жизнь».

Громыко увлекался охотой, коллекционировал ружья.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector